Официальный сайт

Средневековые мистерии

Средневековые мистерииЛюди, присутствовавшие на средневековых мистериях, по-настоящему переживали разыгрываемые события, а не оставались пассивными и равнодушными зрителями. В первые века христианства, отношение отцов церкви ко всяческим зрелищам было негативным. Несмотря на это потребность человека в представлениях, равно как и традиции древних мимов, не исчезла, хотя театр в понимании древних к тому моменту практически перестал существовать. Однако спустя некоторое время среди духовных лиц распространилось стремление сделать основные факты из жизни Христа более близкими верующим путём конкретного, непосредственного изображения, как в иконописи или скульптуре, связанным с внутренним оформлением церквей. Первые формы литургической драмы, возникшие в конце 9 - начале 10 веков, были связаны с двумя величайшими церковными праздниками: Рождества и Пасхи.

Старейшей разновидностью пасхального тропа был диалог трёх женщин и ангела у гроба Христова. Первые режиссерские указания, хотя ещё прочно связанные с пасхальной литургией, можно найти в относящемся к 10 веку произведению Этельволда - епископа Винчестерского. Вначале литургические богослужения с элементами инсценизации происходили утром в Светлое Христово Воскресение, после третьего респонсория. Среди обрядов Страстной пятницы появился «Плач Богоматери», из которого был взят диалог Марии и Иоанна; в этом же диалоге - вначале только голосом - было обозначено присутствие Христа. Символическая гробница Иисуса появлялась в Страстную пятницу возле церковного алтаря и была первой формой для сценического оформления мистерийных представлений; вскоре место внесения гроба Христова было перенесено в северный неф. Постепенно представление дополнялось новыми нитями сюжетов: в частности, где-то около 1100 года появилась сцена с продавцом благовоний, который встречал женщин и предлагал им свой товар. Это была первая в истории мистерий интерлюдия светского характера.

Первые инсценизации таинства рождения Христа появились в 11 столетии. Вначале изображались пастухи, спешащие к яслям. Их встречали два диакона в длинных одеждах -якобы женщины, которые, согласно апокрифическому евангелию св. Иакова, помогали при родах и позднее свидетельствовали о непорочном зачатии. Святое семейство в мистерийных представлениях появилось значительно позднее: ещё в XIII столетии в представлениях перед алтарём фигура Богоматери присутствовала только на алтарном изображении или же в виде изваяния. В XI столетии появились волхвы с Востока, ищущие младенца-Иисуса. Актёры, которые исполняли роль ангелов, возвещавших о рождении Иисуса, как правило, размещались сверху на галереях под крышей готических храмов. С введением фигур Ирода и его сына Архелая, грозивших мечами Звезде, театральная форма начала доминировать над обрядом. В XII столетии шутовские выходки и взрывы гнева в сценах с Иродом вносили в мистерию элементы гротеска. С течением времени мистерии начали отделяться от богослужений, хотя никогда полностью не утратили связи с церковью, так что подобное представление обычно начиналось или завершалось богослужением в храме.

Причинами этого были как резкое увеличение размеров мистерий и ослабление их связей с литургией, так и сугубо бытовые проблемы, связанные с трудностью размещения в относительно небольших храмах огромного количества желающих понаблюдать за зрелищем. Действие драм перешло вначале на ступени, ведущие к главным воротам храма с западной стороны, так что зрители стояли на кладбище среди могил. Это, а также ряд других причин, коробило церковные власти, и со временем духовенству запретили принимать участие в представлениях вне стен храма. Роль основателей, опекунов, организаторов и актёров в мистерийных представлениях взяли на себя обыватели - например, члены городских цехов и религиозных братств. Сюжеты мистерий по-прежнему не покидали круга библейской тематики, а сами представления разрослись в огромные циклы, охватывавшие события из Нового и Ветхого Заветов и обогащенные дополнениями из апокрифов. Несмотря на отделение от церкви, мистерии сохранили религиозный и дидактический характер и по-прежнему старались направлять мирянина на путь добродетели и избавления от груза грехов. Библейская тематика часто объединялась с актуальными событиями. Мистерии представлялись в праздничные дни Пасхи и Рождества, а также в праздник Тела Господня. Мистерии стали повсеместным явлением и разыгрывались практически во всех крупнейших городах Европы того времени, а обязательную ранее латынь постепенно начали заменять местные говоры. В XIII столетии в качестве отдельной фигуры-участника сценических событий начал появляться Христос. Он изображался в сценах, следовавших после Воскресения: в облике садовника разговаривал с Марией Магдалиной, встречался с Фомой Неверующим. С введением новых мест действия появилась необходимость расширения игрового пространства.

Характерной чертой мистерийного театра в средние века стала одновременная демонстрация всех мест действия на отдельных, небольших сценах. Оформление мест событий очень различалось: чаще всего их выполняли в виде беседок - декораций в виде домов с маленькими сценами для игры актеров. Свободное пространство на земле под беседками также часто использовалось для игры. Отдельные беседки изображали такие места, как гроб Христа, дом Пилата или Дамаск, но при необходимости на нескольких квадратных метрах могли разместиться и весь рай с адом. Средневековые постановщики демонстрировали незаурядное воображение и техническую изобретательность в изображении того, что может встретить душу человека в загробной жизни. Чудеса и разнообразные сверхъестественные явления часто устраивались с помощью простых, но эффективных уловок: например, сияние над головами апостолов в сцене сошествия Святого Духа изображалось с помощью... подожжённой сивухи. Во французских городах беседки обычно устанавливали в ряд - одну за другой, таким образом получая симультанную инсценизацию. Здесь не было постоянных сцен как таковых: между колоннами, на которые опирались навесы, часто были расположены только подвижные занавеси для обеспечения эффекта внезапности - как, например, для момента появления на сцене царя Ирода. Расположение беседок могло быть обусловлено топографией или хронологией событий.

В Корнуолле беседки часто устанавливали в форме круга или открытого полукруга. В Англии, Фландрии и Испании отдельные беседки устанавливали на колёса и постепенно перемещали от одной группы зрителей к другой; благодаря этому каждый мог посмотреть всё представление, последовательные эпизоды которого разыгрывались на подъезжающих повозках. Уже сам процесс переезда повозок - в полном молчании, с актёрами, застывшими в полной неподвижности перед началом игры - как правило, производил на зрителей огромное впечатление. До XIII века постановкой мистерий занимались в основном монахи и семинаристы; иногда к ним присоединялись школьные профессора. С XIV века им помогали и бродячие студенты. С XIII века в мистериях всё чаще принимают участие религиозные общества и братства. Практически все роли в мистериях исполнялись мужчинами: сохранилось лишь несколько упоминаний о женщинах, участвовавших в мистериях во Франции. Исполнители этих представлений были по большей части любителями, только время от времени прибегавшими к помощи жонглёров и менестрелей, и дававшие представления лишь несколько раз в году. Тем не менее, к подготовке любой мистерии все участники относились весьма серьёзно: например, проводились многочасовые репетиции, обычно начинавшиеся очень рано.

Иногда мистерии непрерывно длились в течение большого отрезка времени: в самых сложных циклах рассказывалась библейская история от сотворения мира до самого Страшного Суда. В начале XVI столетия в «Страсти» игрались семь дней подряд, охватывая евангелические события от Вербного воскресенья до Светлого Христова Воскресенья. Сейчас уже не удаётся воспроизвести тот неповторимый климат средневековых мистерий. Тоска по столь активному участию зрителя в театральном спектакле, которое было возможно для населения больших и маленьких городов в средние века, вновь оживает в среде авторов нового театра. Ментальность общества, однако, в наше время уже иная, и то, что когда-то было обычным для всех, ныне удел тех немногих, кто отваживается не разделять жизнь и искусство.

. .